9bc328a2     

Великий Князь Александр Михайлович - Все Не Так



Вселенная - дыхание вечности
Все не так
Не было низменнее и злее...
Расстрел царской семьи, кровавое и зверское преступление большевиков, было
лишь малой частью "красного террора", развязанного новой властью и унесшего
десятки тысяч ни в чем не повинных людей.
Восемьдесят лет назад, 29 января 1919 года, в Петропавловской крепости без
суда и следствия были расстреляны четверо великих князей из Дома Романовых.
Великие князья Георгий Михайлович и Дмитрий Константинович умерли с молитвами
на устах, Павел Александрович, тяжелобольной, лежал на носилках, а великий
князь Николай Михайлович шутил с палачами, держа на руках любимого котенка.
Все они стали жертвами "красного террора", который в те месяцы наводил страх и
ужас на весь цивилизованный мир.
Известный российский историк-скандинавист Юлия Кудрина1, работая в датских
архивах, обнаружила письма великого князя Николая Михайловича. Он писал их
летом и осенью 1918 года из казематов Петропавловской крепости, писал датскому
посланнику в Петрограде, и тайно они достигали адресата. Письма эти, впервые с
тех времен прочитанные, побудили Ю.Кудрину попытаться разобраться в еще одной
кровавой странице российской истории.
Сразу после отречения Николая II Временное правительство приняло меры к
изоляции Романовых. 26 марта 1917 года в петроградской "Красной газете" был
опубликован Декрет от имени Петроградской трудовой коммуны, в нем говорилось:
"Совет Комиссаров Петроградской Трудовой Коммуны постановляет: членов бывшей
династии Романовых - Николая Михайловича Романова, Дмитрия Михайловича
Романова, Дмитрия Константиновича Романова и Павла Александровича Романова
выслать из Петрограда и его окрестностей впредь до особого распоряжения с
правом свободного выбора места жительства в пределах Вологодской, Вятской и
Пермской губерний.
Все вышеназванные лица обязаны в трехдневный срок со дня опубликования
постановления явиться в Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией и
спекуляцией (Гороховая, 2) за получением проходных свидетельств на выбранные
ими пункты постоянного местожительства и выехать по назначению в срок,
назначенный Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией".
Жена князя Гавриила Константиновича Антонина Романова (Нина Нестеровская),
описывая события мартовских дней 1918, свидетельствовала: "Некоторое время
прошло совершенно спокойно, но скоро в газетах появился декрет: всем Романовым
явиться в Комиссию по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией. Мой муж
отправился туда. Со всех Романовых была взята подписка о невыезде и их
отпустили по домам. Нас всех это страшно встревожило и мы терялись в догадках.
Но вскоре все разъяснилось, появился новый декрет: в течение трех дней 13, 14
и 15 все Романовы должны были явиться в Комиссию для получения инструкции по
поводу высылки их из Петрограда. Порядок высылки был установлен следующий:
великие князья Николай Михайлович, Дмитрий Константинович и Павел
Александрович - должны были выехать в Вологду, Иоанн, Константин, Гавриил и
Игорь Константинович, Сергей Михайлович и князь Палей - в Вятку или в Пермь.
Из Москвы Вел. Княгиня Елизавета Федоровна и из Финляндии Велик. Кн. Георгий
Михайлович, арестованные там же, должны были присоединиться ко всем
высылаемым".
В июле 1918 появился "Декрет о конфискации имущества низложенного
Российского Императора и членов императорского дома", на котором стояла
подпись В.И.Ленина. В нем говорилось:
1. Всякое имущество, принадлежащее низложенному



Назад