9bc328a2     

Веларий Валерий - Хрупкая Орешина



Валерий ВЕЛАРИЙ
ХРУПКАЯ ОРЕШИНА
Витька Кочур лез на ореховое дерево. Он лез потому, что Светка
Муштаева совсем не глядела в его сторону. Она Витьку в упор не замечала!
Вообще-то она помнила, что в классе среди прочих предметов, не стоящих
внимания, есть говорящий и самодвижущийся, по названию "Витька-Кочур". Так
они и учились вместе со всеми - Светка Муштаева и предмет Витька с первого
класса и доучились до восьмого. Но если Светка и теперь считала, что
"Витька-Кочур" - вполне достаточные сведения и больших не требуется, то
Витьке хотелось большего. Он хотел, чтобы Светка отличала его от прочих
подвижных и неподвижных предметов, окружавших её в школе и на улице.
Бедный Витька не знал, что быть непохожим на других - тяжкая ноша. Он
даже не предполагал, что Светка отличив его от других, может решить, что он
ей такой совсем не нравится. Он просто хотел, чтобы она его заметила.
И вот, увы, пришлось лезть на орешину. Еще утром Витька не подозревал,
что днем полезет на дерево, поэтому следует объяснить, что толкнуло его на
этот опрометчивый поступок. Светка и Витька учились в дружном классе. В
теплое майское воскресное утро, перед тем, как разбежаться на летние
каникулы, была устроена общая вылазка в лес. Далеко не уходили - лишь бы
вокруг оказалось побольше деревьев и поменьше взрослых. Витька суетился
больше всех. Он громко доказывал, что дорога через плотину короче. И учил
каждого, что взять с собой. Но Светка его не замечала. Гурьбой они шли
через парк, потом по окраинным улицам, дурачась, то строем, то врассыпную.
Витька громче всех рассказывал анекдоты, веселее всех смеялся и поспевал
там и тут. Но Светка его не замечала. Витька осмелился на неслыханное дело
- взвалил на себя Светкин рюкзак, хотя она не была общепризнанной его
подружкой. Над дорогой повисла изумленная тишина. Но поскольку у Светки на
тот момент не было общепризнанного приятеля, да и вообще она их никогда не
заводила, то она отдала рюкзак, как ни в чем не бывало, и помчалась вперед,
к мальчишкам, гонявшим мяч. Она даже не заметила, кому отдала рюкзак, и,
когда пришли в лес, закричала: "Эй, а у кого моя сумка?" Витька поспевал
всюду. Он показывал, где лучше набрать валежника, как сложить костер, в чем
заварить чай. Он сам построил шалашиком лучинки и с одной спички запалил
костер. Он учил девчонок делать бутерброды и объяснял, как превратить
листья лопуха в тарелки. Витька был маленький, хрупкий, верткий, и почти
никогда его слово не было первым в классе, если, конечно, говорить о
серьезных вещах - подраться, потискать девчонок или выбрать фанту, пивко
или какой другой дринк. Но когда речь шла о чем-то скучном, да ещё
требующем организационной сметки и ответственности, тут Витьке охотно
уступали первенство и охотно его слушались. А зачем спорить, если нашелся
доброволец, готовый взять хлопоты на себя и освободить прочих от
необходимости думать и выбирать? Вот и в очередном лесном походе Витька
ревностно исполнял обязанности добровольного распорядителя. Но Светка его
не замечала. Она носилась с мальчишками среди кустов. Кидала нож в
толстенный пень. Стреляла из самодельного лука. Потом её поставили меж двух
сосен, как вратаря в воротах, и затеяли играть в футбол. Но Светка не
выдержала простоев, когда кутерьма вокруг мяса укатывалась на другой край
поляны, самочинно переставила себя в нападение и так отчаянно дралась за
каждый гол, что едва не насадила мяч на какую-то железяку. Словом, Светка
развлекалась вовсю. Вообще-то, в



Назад