9bc328a2     

Ведерникова Ольга - У Попа Была Собака (Баечка Первая)



Ольга Ведерникова
Hа правах автобиографии.
У ПОПА БЫЛА СОБАКА. БАЕЧКА ПЕРВАЯ.
Вы когда-нибудь были в заброшенном колхозном саду? Да не днем, а вечером,
когда страхи обретают плоть и ждут момента, чтобы явить себя уже готовому
испугать человеку. Может были, а может, и не были, дело не в этом. Я просто
хочу рассказать вам байку про собаку. Какую собаку? А вот послушайте,
сейчас расскажу...
Это было летом, на даче, кажется, в августе. Да, в конце августа, ведь
именно тогда поспевают яблоки. Hа дачах в тот год был повальный неурожай
всего, что растет не на грядках, а на деревьях. Дачники вздыхали и покупали
яблоки на рынке, и каждый мечтал найти заброшенный колхозный сад и обобрать
его начисто. Заброшенных садов, в общем-то, было достаточно, вернее,
заброшено было все - сады, поля, техника. Hо если поля еще кое-как
засевались и щедро делились с нами кукурузой и подсолнухами, то сады почти
все были безурожайны и заросли бурьяном ростом чуть ли не с сами деревья.
Бурьяну-то удобрения не нужны...
Как-то днем мы с подругой загорали на травке у реки и разговаривали. Речь
зашла о яблоках. Оказывается, она знала, где находится один из заброшенных
садов, но не хотела идти туда одна, да и времени все как-то не было.
- Димка там был. Вывез, говорит, два мешка яблок и мешок слив, - доверчиво
рассказывала она.
Димка - это наш общий знакомый. Я мысленно разделила количество мешков на
два, потому что знала его все-таки намного дольше, чем подруга.
- И давно он там был? - поинтересовалась я.
- Говорит, неделю назад.
- А давай мы тоже туда съездим, яблок наберем? Он тебе говорил, где это?
- Спросим.
Мы спросили и решили поехать в тот же вечер на велосипедах. Предупредили
родных ("добытчицы вы наши...да много не берите - тяжело везти будет...") и
отбыли. Hа багажнике у каждой лежал внушительных размеров пакет и веревка.
О, сладкое слово "халява"! Мы были готовы ехать и два , и три километра, и
к черту на рога, но добыть дармовых яблок, хотя спокойно могли бы купить их
хоть целый грузовик. Сад лежал за деревней. Дорога в деревню шла в горку.
Мы самоотверженно объезжали выбоины и недоумевали, зачем вообще здесь
асфальт? Ведь можно было просто проехаться катком - и никаких ям , потому
что выбивать было бы просто нечего. А так все равно все по обочине ездят.
По деревне мы прогрохотали с ветерком. Кстати, я так до сих пор и не
пойму, как деревенские жители отличают "не своих"? Мы были одеты точно
также, как и все местные жители - в одежды времен застоя, обе грязные после
каких-то строительно-полевых работ, запыленные, лохматые и в старых туфлях
на босу ногу. Единственный вариант, который я смогла придумать - они просто
знают всех "своих" в лицо.
Возле заброшенного зернохранилища стоял заброшенный комбайн. Его бензобак
обрел вторую жизнь в качестве бачка для душа. Комбайн горько вздыхал и
грустил. Воробьи подбирали ничейное заброшенное зерно и дрались. Где-то
здесь была заброшенная дорога в заброшенный сад.
Это была вовсе даже не дорога, а какая-то заброшенная колея. Да еще
раскисшая после вчерашнего дождя. Hе привыкать, конечно, но все же, если бы
не яблоки, мы бы повернули обратно.
Сначала мы ехали, потом и шли и уже отчаялись, но тут невдалеке замаячил
сад. Уже вечерело, наступали летние серые сумерки, которые скоро
превратятся в чернильную звездную ночь. Сад зловеще серел и шумел. Было
жутковато, потому что деревня с ее звуками и огоньками осталась далеко
позади, а сухие ветки неприятно поскрипывали. Мы во



Назад