9bc328a2     

Веденеева Татьяна - Аленький Мой



ТАТЬЯНА ВЕДЕНЕЕВА
АЛЕНЬКИЙ МОЙ
Аннотация
Родители, у которых есть дочери, бывают двух видов. Первые считают, что главное для их девочки — удачно выйти замуж. Чтоб за мужем, как за каменной стеной, лишь бы любил.

И все свои усилия они направляют в это русло. Вторые просто мечтают, чтобы дочь стала эмансипированной, независимой и бизнеследи, чтобы любому мужику фору могла дать. В этом случае, как вы понимаете, применяется совершенно иная тактика в воспитании.

Кто из них прав, судить трудно. И среди тех девушек, и среди других счастливых попадается мало. Правда, встречаются еще родители, которым все равно, какой путь изберет их девочка, лишь бы была здорова, могла заработать себе на кусок хлеба, да еще и в старости им помогала.

Но это скорее не вид, а подвид.
Родители, у которых есть дочери, бывают двух видов. Первые считают, что главное для их девочки — удачно выйти замуж. Чтоб за мужем, как за каменной стеной, лишь бы любил.

И все свои усилия они направляют в это русло. Вторые просто мечтают, чтобы дочь стала эмансипированной, независимой и бизнеследи, чтобы любому мужику фору могла дать. В этом случае, как вы понимаете, применяется совершенно иная тактика в воспитании.

Кто из них прав, судить трудно. И среди тех девушек, и среди других счастливых попадается мало. Правда, встречаются еще родители, которым все равно, какой путь изберет их девочка, лишь бы была здорова, могла заработать себе на кусок хлеба, да еще и в старости им помогала.

Но это скорее не вид, а подвид.
Алене достались именно такие родители. Нетнет, не подумайте, мама у нее была просто золото, но всю свою жизнь она проводила на работе, считая это своим священным долгом. А дочка в это время посещала круглосуточные ясли, садики, ночевала у соседей.

Даже по выходным ей не всегда удавалось видеться с мамой. Папа же и вовсе бывал дома считанные дни в месяц, изза бесконечных командировок. Поэтому, когда он умер (Алена тогда была еще подростком), тяжелая утрата прошла мимо сознания девочки.
Предоставленная сама себе и улице, Алена самостоятельно постигала премудрости детской, а потом и взрослой жизни. О том, что у нее есть семья, напоминали всевозможные домашние обязанности, которые постепенно, годам к четырнадцати, легли на ее плечи.

Глядя на подруг, Алена горько вздыхала: у нее никогда не было ни столько свободного времени (на ней были стирка, готовка, уборка и прочая домашняя работа), ни столько нарядов (как мама ни тянулась, но семейный бюджет всегда трещал по швам), ни столько, и это, пожалуй, было самое важное, родительской ласки и заботы. Самое “нежное”, что могло слететь с уст ее мамы, это был упрек: “Леночка, ты уже взрослая девочка, должна сама понимать, как маме трудно”. Леночка понимала, но смириться с этим было непросто.
Лет в шестнадцать девушка увлеклась чтением. Читала только о любви. Красиво и возвышенно описывалось в романах! Но в жизни, вероятно, было еще лучше, наивно полагала Алена.

Ведь не зря девчонки мечтают пораньше выйти замуж, при этом их совершенно не интересует мнение родителей того, второго вида, которые за независимость и эмансипацию женщин. Если им надо, пусть сами и учатся. Конечно, Алена в этом вопросе от подруг почти не отличалась.

С той только разницей, что реального претендента на эту роль у нее не было. Поэтому ей ничего не оставалось, кроме как предаваться мечтаниям. А намечтала она с три короба.

Чтобы высокий, чтобы красивый, чтобы сильный, чтобы умный, внимательный, а еще, чтобы умел петь и играть на чемнибудь. Ах да, еще чтоб



Назад