9bc328a2     

Васина Нина - Красная Шапочка Черные Чулочки



Нина Васина
Красная Шапочка, черные чулочки
Анонс
Девочка с необычным именем Нефила отправляется в гости к бабушке. Как в
доброй старой сказке, на ней — красная шапочка, в руке — корзинка с пирожками.
Серого волка девочка не встречает, но зато натыкается в лесу на двух странных
субъектов, один из которых тяжело ранен и вскоре умирает. А его приятель,
увидев Нефилу, предложил ей... выйти за него замуж, согласившись любезно
подождать, пока девочка окончит школу. А что, подумала Нефила, почему бы не
выйти? И вышла. Красивый и богатый муж — что еще нужно вчерашней школьнице? Но,
как вскоре выяснилось, ее супруг, которого зовут Гамлет, решает для себя
вопросы в духе: быть или не быть — он должен срочно достать очень крупную сумму
денег, иначе есть риск погибнуть в самом расцвете сил. Но одному ему, без
помощи Нефилы, с этой проблемой, конечно, не справиться...
Выражаю свою благодарность
и восхищение Игорю Акимушкину,
написавшему любовный трактат
о пауках, который надоумил меня
переосмыслить зрительное
восприятие приятного и отвратного.
Паука слегка придави и положи в изюминку или кусочек масла либо хлебного
мякиша — и пилюля готова! От всех болезней она помогает. Врач Уотсон, 1750 г.
Свадебную ткань привезли только к трем часам дня. Самолет опоздал. Я была
спокойна, как дохлая рыба — просто валялась в гостиной на диване с десяти утра
(назначенное время бракосочетания), пила мартини, ела виноград и красную икру.
На мне были черные ажурные чулки, красные туфли на тончайших каблучках, черный
кружевной лиф, выгодно выпячивающий мою грудь наружу, и алые шелковые
трусы-юбочка. Без четырех метров мадагаскарского шелка я наотрез отказывалась
слезть с дивана — не то что надеть на выбор любое платье из трех срочно
доставленных из салонов для новобрачных.
— А мы не будем нервничать, — сказал жених. — Мы будем вспоминать нашу
первую встречу. — И глаза у него при этом стали задумчивые-задумчивые.
У меня отменный жених — высок, красив собой, богат, а что самое главное —
ценит в человеке принцип. Вот сказала я, что пойду под венец только в
мадагаскарском шелке и что это для меня принципиально, и теперь нужно
вывернуться наизнанку на этом диване, стараться не смотреть на огромные
воздушные облака свадебной роскоши, развешенные в гостиной, плеваться
косточками и терпеливо ждать исполнения желания. Чтобы не потерять легкий —
почти незаметный — оттенок уважения в его глазах.
— Нет, ты не подумай, я понимаю, что этот самый шелк обязательно красив и,
если судить по цене, стоит дороже золота, но птичка моя, ей-богу, я одну тряпку
от другой отличаю только по цвету. Может, для разрядки, примеришь парочку
браслетов и колье?
— Невозможно, — покачала я головой. — Никак не возможно. На фоне такого
шелка бриллианты смотрятся, как осколки хрусталя.
— Знаешь, если бы я мог взглянуть хотя бы на лоскут этого загадочного
шелка. Тебе, конечно, видней...
— Я сама его никогда в глаза не видела.
Мой великолепный жених обошел диван дважды, потом склонился надо мной в
своем черном смокинге, и от напомаженных волос потянулась струйка горького
запаха. Сильными ухоженными пальцами он поправил бретельку лифа, щекотно тронул
кудряшку у виска, провел указательным пальцем по моей верхней губе.
— Не сейчас! — отвернулась я.
— Ты хочешь сказать, что никогда не видела ткань, за которую я отвалил
столько денег?
— Никогда. Это же мечта. Это как алые паруса, понимаешь?
Я вглядываюсь в его лицо. За три дня, которые прошли между его
оконча



Назад