9bc328a2     

Вачнадзе Георгий - Звездный Парус



Георгий ВАЧНАДЗЕ
ЗВЕЗДНЫЙ ПАРУС
Перед заходом солнца граница света и тьмы все время поднимается
вверх, как будто на дне моря разбили гигантскую склянку с чернилами. Она
зыбка, эта граница, но всякая морская живность чувствует ее, следит за ней
и тотчас устремляется вверх, словно пытаясь удержать последние солнечные
лучи. Вряд ли это заметно на глаз, но трал, который мы иногда забрасываем,
рассказывает об этой бесчисленной армии обитателей глубин, всплывающих
навстречу лунному свету.
Это рыбы и креветки, медузы и мельчайшие рачки. И наш "Одиссей"
оставляет им море, биолог Нина принимает последний улов, самый тяжелый,
самый удачный, и уже до раннего утра мы не вмешиваемся в морские дела. У
меня, водителя глубоководного аппарата, совсем другие заботы, но как
интересно слушать рассказы о жизни океана, где действуют своеобычные
законы, управляющие колыбелью жизни тысячелетиями! Ничто пока как будто не
изменилось там, в километровых толщах.
И все же само разнообразие морского населения свидетельствует об
обратном: ведь только смена поколений, многих поколений, порождает
мутации, изменчивость видов. А на это уходят иногда миллионы лет. Впрочем,
мне не следовало бы пересказывать то, что говорит Нина. При всем желании я
этого сделать не смогу: у нее определенно талант. Если вы когда-нибудь,
читатель, побываете на "Одиссее", то убедитесь, что я не преувеличиваю.
Наверное, еще целое лето мы будем работать в Черном море, заходить в
Батуми, Сухуми и другие порты. У нас здесь очень важное дело, "Одиссей"
должен найти... но что именно найти - никто из нас толком не знает. В этом
ничего странного нет: все падающие звезды похожи друг на друга.
У метеоров очень большие скорости, и они испаряются в воздухе, а за
ними тянется след - колонна ионизированного газа. Она тоже светится,
"ложится в дрейф" и разрушается. Вот и все, что происходит. Попробуйте
распознать форму или хотя бы размер сгоревшей звезды!
И все же, говорят, в июне произошло все немного иначе. Как будто бы
не было столба раскаленных газов, а метеор летел медленно, опускаясь в
море. И что удивительно, радиояркость его менялась. Мерцания были
случайными и к тому же невидимыми. Стояло ясное тихое утро, и увидеть его
было просто невозможно. Даже фотопленка сохранила лишь несколько слабых
пятен: впрочем, снимки явно не удались, ведь никто не уверен в появлении
небесного гостя именно в то время, когда это случается, и в том участке
неба, куда нацелена оптика. Его "поймали" аэродромные радиолокаторы.
Электрические импульсы и помогли зарегистрировать прерывистый путь его в
утренней лазури.
Вот это-то и кажется немного странным. Ионизированного следа не было,
об этом тоже сказали радиоприборы, но какой же величины тогда должна быть
поверхность, чтобы за сотни километров его мог обнаружить локатор?
Расчетам, конечно, верить трудно: многое зависит от свойств отражающей
поверхности. Но данные настораживали. А главное состоит вот в чем: если
раскаленного хвоста не было, значит, он не сгорел, остался цел. Так и
канул в воду.
Я верю, что мы найдем его рано или поздно. Наверное, я немного
мечтатель (и Нина тоже так считает).
Во время многочисленных погружений я привык к зеленоватому миру, к
колеблющемуся светлому покрывалу с пятном солнечного диска и пляшущими
серебристыми бликами - так выглядит поверхность моря снизу. Крупные волны
ударяют сверху по этому покрывалу, загоняют в воду пузыри воздуха - и те
рассыпаются мелкими градинами, которые, вместо того



Назад