9bc328a2     

Васильев Владимир - Звезды Над Шандаларом



ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ
ЗВЕЗДЫ НАД ШАНДАЛАРОМ
Аннотация
Некогда был Шандалар цветущим богатым краем, но прогневались на него высокие боги, и пришли тогда великие дожди, великие войны и великий голод. Мир умирал на глазах, но сыскалась горстка не то храбрецов, не то просто безумцев, что решили не дать ему погибнуть, даже если ради этого придется погибнуть каждому из них. Воинов ждали кровавые битвы, их защищали Знаки — хранители Равновесия, и вел их не знавший страха Мирон, самый славный из героев Шандалара...
Облачный край
История под шум дождя
Песню «Таверна» написал Константин Фролов (Крым).
Изменены только собственное имя и топонимы.
Весна в тот год так и не наступила.
Поняли это гораздо позже, когда стаяли февральские заносы и схлынул пронизывающий холод. Зима ушла, отступила за Стылые Горы, но ее место никто не занял. Земля размокла, превратившись в полужидкое отвратительное месиво.

Даже сильные шандаларские кони с трудом выдергивали копыта из этой жуткой трясины. А сверху сыпал и сыпал мелкий прохладный дождичек, иногда пополам с мокрым снегом. Не то чтобы беспрерывно: примерно через день или через два на третий.

Изредка показывалось солнце ненадолго, на часдругой, если в плотной облачной пелене случалась прореха. Сначала ждали, что это быстро прекратится, установится ясная погода, потеплеет, подсохнет осточертевшая всем грязища, а там, глядишь, поля зазеленеют, свалится из поднебесья ажурная трель жаворонка...
Не дождались. Ни тепла, ни погоды, ни жаворонков. Тучи ползли низко над Шандаларом, сыпал через день назойливый дождь, а весны все не было и не было.
К исходу апреля люди заволновались: давно пора теплую одежду сбросить и затолкать подальше. До зимы, до холодов. А тут...
Ночью попрежнему замерзали мелкие ручьи. В тени старых елей грязносерыми пластами лежал пропитанный водой снег. Грачи, скворцы и ласточки запаздывали.
Пришел май и ничего не изменилось. Дождь, слякоть, тучи, холод. Над Шандаларом вставал призрак большого голода.
Весна забыла о нашем крае. Без нее не пришло и лето. Пора смены сезонов канула в небытие.

А нам предстояло научиться жить без времен года, в час, когда зима уже ушла, а весна еще не явилась, и, скорее всего, так и не явится. Предстояло привыкнуть к вечной грязи и влажности и отвыкнуть от солнца.
Не думайте, что это было легко.
Гоба Уордер, настоятель.
Приход Зельги, летопись Вечной Реки, год 6743й.
Сырая безлунная ночь вливалась в долину, как вливается в отпечаток копыта на дороге мутная болотная жижа. Дождь моросил четвертый день кряду, а солнце в последний раз являло свой пламенный лик Шандалару больше трех месяцев назад.

Месяцы жители озерного края отсчитывали по привычке: Луну тоже удавалось увидеть всего раздва за несколько недель. Виной всему тучи: плотной завесой окутали они озерный край, словно вознамерились утопить его нескончаемым дождем.
Мирон поплотней закутался в плащ. К сентябрю верховые лоси шалели перед гоном и укротить их мало кому удавалось, поэтому месяцдругой путники могли рассчитывать лишь на собственные ноги.
Путь Мирона лежал на юг, к заливу Бост, где в устье Санориса коекак влачил существование городишкопорт Зельга. По Шандаларским меркам город был большим и богатым, но Мирон, повидавший на своем веку немало людных столиц, иначе как дырой и глушью не мог его назвать.

В Зельгу изредка наведывались заморские купцыюжане. Шандалар торговал лишь плодами мхаопоки. За долгие годы бессезонья опока, нечто среднее между злаком и ягодой, приспособилась к чудовищн



Назад