9bc328a2     

Васильев Владимир - Война За Мобильность 4



ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ
НИКТО, КРОМЕ НАС
ВОЙНА ЗА МОБИЛЬНОСТЬ – 4
Аннотация
... Случайная находка, сделанная землянами в космосе. Непонятный артефакт давно исчезнувшей цивилизации?

Или всетаки — генератор нультоннелей, ведущих, согласно легенде, в другую галактику — к сокровищу, открывающему власть над Вселенной?! В войну за бесценное «наследие исполинов» втянуты ВСЕ разумные расы Галактики, и конца этой бойне не предвидится.

Однако земляне понимают — они МОГУТ победить. Могут — если научатся использовать свою находку в полной мере. Вопрос — КАК ЭТО СДЕЛАТЬ?
ПРОЛОГ
Бот швыряло и трясло минут пять, не больше. Земных минут, локальных. Скотч постепенно привык к ним снова, хотя изредка глядел на циферблат десятичных часов Табаски и тихонько, чтобы не заметили бойцы, вздыхал.

Командир взвода десантников не хотел прослыть среди бойцов сентиментальным.
Да и не был Скотч в общемто сентиментальным. Просто Табаска успела стать его второй родиной. Жаль, что эта дикая и своеобразная планета была стерта с карты Галактики крылом равнодушной войны.

Вместе со своим желтым солнышком, именуемым Пронгтридцать.
— Готовность три! — донеслось из пустоты.
Скотч подобрался и скосил глаза на информтабло. Зеленые глазки сигнализировали, что модуль жизнеобеспечения пустотного десантного скафандра и штатный антиграв пребывают в полной боевой готовности. В готовности пребывал и штурмовой двухпотоковый бласт — мощное ружье, способное продырявить навылет легкий скафандр шаттсуров первым же импульсом.
— Готовность два!
Скотч встал. Бойцы нестройно шевелились в персональных нишах — ктото так же косился на информтабло, ктото на ощупь проверял амуницию, ктото неслышно шевелил губами — видимо, молился. Старики вроде Солянки (коллеги еще по мирной работе на Табаске) выглядели спокойнее.

Молодняк, для кого этот рейд всего лишь первый, второй или третий, волновался. Еще бы не волноваться!
— Готовность раз!
— Подъем, гвардия! — рявкнул Скотч зычно. — Буди антигравы!
Сам он тоже активировал генератор антитяготения, лучший из парашютов, когдалибо использовавшийся десантниками доминанты Земли и просто Земли.
— Носы выше! Внизу не рассыпаться, держать цепь! Видеть соседние взводы!

Канониры, по касанию — двойной сигнальный залп!
Скотч орал привычно и без надрыва. Такова уж сержантская доля — орать на подчиненных, чтоб те не дрейфили и не терялись перед боем.
— И помним, орелики, мы — десант! Мы — гвардия! Мы пройдем там, где завязнут остальные!

Задание не выполнит никто, кроме нас! Ясно?
— Никто, кроме нас! — слаженно рявкнул взвод.
Раньше Скотчу после первого хорового выкрика приходилось восклицать: «Не слышу!» — и десантники повторяли клич во всю мощь тренированных легких. Теперь орелики привыкли и уже в первый раз орали так, что сотрясались упругие переборки.
В отсек бота заглянул резервный пилот. Было видно, как за его спиной медленно срастается перепонка, заслоняя внутренность кабины. Скотч успел заметить, что за лобовым колпаком никаких облаков нет.
И хорошо, и плохо.
— Готовность ноль!
— Режь перепонку! Солянка, пошел! — скомандовал Скотч.
Первым десантироваться полагалось его заму, капралу Олегу Саксину более известному под кличкой Солянка. Сам Скотч, как самый опытный, прыгал последним.
Десантники один за другим вываливались в овальный люк, снаружи очень похожий на жерло вражеского конусного заградителя. Пятнадцать стрелков, четыре канонира, два орудия. И начальник этого маленького, но сверхмобильного и очень опасного в бою подразделения — серж



Назад