9bc328a2     

Васильев Владимир & Васильева Светлана - Оглянись, Эрик !



Владимир Васильев, Светлана Васильева
Оглянись, Эрик!
Рассказ
...И шагом марш по круче, не скуля,
Вперед, покуда вертится Земля -
Ведь кто-нибудь шагает за тобой...
Тесно... Прутья клетки сдавливают мое Я, уродливо деформируя его, то есть
меня. Я - это самоощущение моего тела и духа... Нелепый, карикатурный
образ, но я вижу, как Самоощущение натужно выпирает из прутьев, словно
опара из кастрюли, разрастаясь и поглощая клетку. Многомерная опара в
многомерной клетке... Или как воздушный шар, который надувают внутри
нее?.. Нет - опара точнее, хотя взрыв все-таки происходит, и мое Я
излучается в пространство. Блаженство! Я ощущаю мироздание! Нет, увы, пока
я все еще только приближаюсь к ощущению мироздания, я уже представляю это
ощущение, но мне мешает боль. Хотя это тоже не совсем точно. Боль- это
телесное. Мне мешает болезненное ощущение несвободы. Как если бы, и в
самом деле, мое тело выросло из клетки, а она вросла в него и теперь
сжимает сердце.
Какая назойливая "боль"!.. Неужели она никогда не позволит мне перешагнуть
этот порог?! Порог, за которым - Свобода...
Раньше было не так. Раньше было лишь наслаждение медитативного растворения
в мироздании. Состояние, которое было подчинено моей воле. Но постепенно я
начал ощущать, что поглощаемая мною энергия Космоса - не просто энергия, а
информация о Космосе. Причем обо всем Космосе сразу. Но информация
закодированная. У меня не было ключа к этому коду. Так ребенок слышит
звуки речи, но не понимает смысла их, чувствуя, что они обращены к нему.
Я терпеливо учился языку Вселенной. И, когда приоткрылось значение первых,
самых простых "слов", появилась боль непонимания. Я чувствовал, что не
пойду дальше первых "слов", пока не обрету свободу. И странно - чем
внятней становился голос мироздания, тем сильнее врезались в меня прутья.
И все-таки это счастье! Не "растительное" безмысленное блаженство, а
счастье как движение через преодоление - к цели, достойной не только меня,
человека, но и всего человечества. Я проложу путь к вершине - и оно пойдет
за мной.
- Эри-и-ик! - доносится до меня зов древнего мира. Это Мария, понимаю я.
Лучи самоощущения вздрагивают и начинают втягиваться в опару, она
сжимается, "боль" ослабевает, и мое Я вновь возвращается в свою клетку - в
свою экологическую нишу. Не сразу. Невесомые крылья "Икара" все еще
трепещут над землей, впитывая энергию Космоса, внимая его голосу, мое тело
еще парит, послушное воле воздушных потоков, ощущая каждую свою частичку,
готовую подчиниться моей воле... Ах, Мария, знала бы ты, от чего
отказываешься: ведь сам процесс подчинения себе своего организма - одно из
сильнейших наслаждений бытия, не говоря уже о блаженстве прямого
"подключения" к мирозданию, когда гармония мира становится настолько
очевидной, что хочется облобызать ее многомерные уста. И даже пресловутая
"боль" делает это наслаждение более острым. Тебе должно быть знакомо это
ощущение наслаждения на грани боли... Тебе должно быть понятно, что
энергия Космоса не еда, а способ существования, подключение к нему - не
питание, а мироощущение. Но ты не желаешь этого понимать, и поэтому
злишься, потому что именно понимаешь и ревнуешь?..
"Когда-нибудь ты забудешь вернуться в человеческое состояние! -
предупреждает Мария, потому что любит меня и боится, как бы чего... - Ты -
растение! Нет, ты одноклеточное!" - ругается она, воздействуя на мое
самолюбие. А я смеюсь и отвечаю, что ее любовь меня из-под земли достанет.
Смех смехом, но это э



Назад