9bc328a2     

Васильев Владимир - Триста Девятый Раунд



sf_fantasy Владимир Васильев Триста девятый раунд ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-09-24 21B4E2BC-8377-4678-B701-4DD780D3AD89 1.0 Владимир Васильев
Триста девятый раунд
(городская быль)
Посвящается всем джентльменам, а также Ярославу Пушкареву по его же требованию.
Вот ведь как бывает: большой город, столица, муравейник, живешь бок о бок с тысячами людей и ничегошеньки о них не знаешь. Рядом происходит тьма-тьмущая удивительнейших событий, а ты почти всегда остаешься в стороне и неведении. Иногда давно знакомые люди крутятся в двух шагах друг от друга и ни сном, ни духом…
Не верите? Ну, вот например…
…выхожу это я из своей трижды проклятой конторы в слегка приподнятом настроении. Во-первых — конец рабочего дня, во-вторых — пятница, а в-третьих — понедельник тоже объявили выходным. По радио и приказом по конторе.

Шеф у нас неплохой парень, как это ни странно. Так вот, близился какой-то новоявленный праздник с экзотическим названием, не то сочельник, не то троица. После переворота старые революционные живо поотменяли, зато вон затеяли возрождать церковные, из тех, что помнят лишь замшелые сварливые старухи (ненавижу старух!), гнездящиеся на бесчисленных лавочках в любом дворе.
Короче, иду, посвистываю. Надо сказать, что я — из тех счастливцев, которые живут в центре, но не на главных улицах. Контора рядом.

На работу — пешком, благо всего четыре квартала. Вот каждое утро и хожу. А поскольку вырос здесь же, в основном дворами. Люблю, знаете: клумбы, лавочки, малышня в песочницах возится.

Если бы не старухи — сущий рай. А на улицах — сплошные толпы, пробки, плюнуть некуда. Час пик!
Иду. Собираюсь сворачивать под арку, не доходя до очередного перекрестка. Вдруг: лицо знакомое впереди мелькает. Бывает ведь: не видишь человека лет десять, а потом глянешь — ну ничуть не изменился!

Сворачивает под ту же арку.
Одноклассник! Саня Бурчалов. Е-мое, сколько лет!
Бегу следом.
— Саня! — ору.
Оборачивается.
— Артем? Хо! Вот так встреча!
Обнимаемся.
— Ты зачем здесь? Каким ветром? — спрашивает.
Я хохочу:
— Да живу я здесь! Забыл, что ли?
Теперь он смеется:
— Действительно, ты же в центре жил!
— Ну, а ты? — хлопаю его по плечу. Радость так и распирает.
Он продолжает смеяться.
— Теперь и я здесь живу! Уже лет пять. На Южной.
К моей берлоге это ближе, чем контора, чтоб ее…
Я шалею. Идти от него ко мне меньше минуты! И за пять лет впервые сталкиваемся. Эх-ма… Столица, центр!
Дальше — больше. Оказывается, он каждый божий день ходит тем же путем, что и я в контору. В то же время. Как штык. Столица, центр… Что в лесу, что в толпе, никого не замечаешь.

Парадокс.
Тянет к себе на Южную. Посидим, мол, покалякаем, бутылочку «Бастардо» раздавим, благо выходной завтра. Я упираться и не думаю: псих, что ли?

Жена, слава богу, дома не ждет, а с Санькой мы восемь классов за одной партой просидели, прежде чем расстаться на целое десятилетие.
Идем. Дворики, малышня, собачки у подъездов лениво взлаивают. Старухи шушукаются, наверное, старые праздники ругают, а новые хвалят. Или наоборот.

Пойми их, ворон полувымерших.
Вот и Южная. Сворачиваем: сирень цветет, березка зеленеет… Эх, центр, люблю я твои дворы!
Вдруг Саня подобрался весь, умолк на полуслове. Даже походка изменилась, осторожной стала, крадущейся.
Гляжу: на лавочке у палисадника, единственной свободной от вездесущих старух, возлежит кот. КОТ. Огромный, рыжий, ухо подранное (в баталиях!), усищи длинные, хвост — что твое полено. Пушистый, страсть.

Одним словом, матерый зверюга. Спит, вроде бы.
Саня на цыпоч



Назад