9bc328a2     

Васильев Владимир - Техник Большого Киева 2



Владимир Васильев
Ведьмак из Большого Киева
Техник Большого Киева – 2
Потом говорили, что он вошел на территорию с юга, через Одинцовский шлюз. Высокий, сухощавый, и совершенно лысый человек с пластиковым шмотником за плечами и притороченным к боку помповым ружьем.

Одет он был в истертые джинсы, черную кожаную куртку и грубые гномьи ботинки на подошветанкетке. В одежде преобладали блеклые тона, даже шмотник был не яркий, как обычно, а переходного цвета от хаки к коричневому, и, вдобавок, от долгого употребления шмотник покрылся неравномерными размытыми пятнами, похожими на камуфляжные.

На лишенной волос голове пришлого – не выбритой, а изначально голой и гладкой, словно плафон осветительной лампы – цвела причудливая татуировка: приземистый карьерный экскаватор тянул чудовищный ковш через весь затылок почти к левому уху, где присел над небольшим техническим пультом живой – не то человек, не то эльф, не разобрать. Под распахнутой на груди курткой виднелся на плетенке из тоненьких цветных проводков ведьмачий медальондатчик.
В другое время его попытались бы вежливо выставить – кто любит ведьмаков? Никто. Ни в Большом Киеве, ни в Большой Москве. Ни вирги их не любят, ни гномы, ни хольфинги.

Не говоря уж об эльфах. Даже люди не любят – а ведьмаки ведь обычно всегда из людей. Истребители странного сами неизбежно становятся странными, а странности никому не нравятся.
Территория ЗАТО Снеженск4, потерянная гдето на узкой границе между двумя гигантскими мегаполисами, представляла из себя отдельный район, не приросший ни к Киеву, ни к Москве. Обнесенный высоченным периметром, преодолевать который живые если когда и умели, то теперь разучились совершенно.

Официальными пропускными пунктами пользоваться перестали тоже в незапамятные времена – даже самые старые эльфы территории не помнили времен, когда хитроумная машинерия шлюзов соглашалась выпустить обитателей Снеженска4 и впустить их обратно. Посторонних, понятно, машинерия никогда не впускала, за исключением ученых да техников, знакомых с нужными формулами.
И еще – ведьмаков. Истребителей чудовищ.
В принципе, любую дикую машину можно было назвать чудовищем. Ибо все дикое живому опасно. Но иногда в городских кварталах возникали особые машины – машиныубийцы. Машины, жадные до живой плоти.

Автомобили со смятыми бамперами, поджидающие неосторожных прохожих на обочине. Неповоротливые, но исполненные неживой хитрости строительные агрегаты с омытыми кровью ковшами и траками.

Их невозможно было приручить – пасовали даже магистры с киевской Выставки и московской Академии. Бывало, эта нечисть опустошала целые районы.
И главное – чудовищ становилось все больше.
О ведьмаках было известно до смешного мало. Говорят, что они выходили с точно такой же ЗАТОтерритории не то на востоке, не то на юговостоке, называющейся Арзамас16. Туда вообще ни один посторонний проникнуть не мог, будь он сто раз ученый или даже Техник Всего Мира.

Выходили, и отправлялись бродить по свету, за плату избавляя живых от машинной напасти. Мрачными и неразговорчивыми, корыстными и жестокими – такими знали их живые Большого Киева и Большой Москвы. Но когда приходит Зло – приходится терпеть Странность.

Некоторое время.
Неприятности Снеженска4 начались лет семьдесятвосемьдесят назад. Один за другим перестали действовать подземные транспортные потоки, и подпитка территориальных складов прервалась. Голод не настал, но теперь приходилось считать каждую банку тушенки, которые раньше валялись где попало, вплоть до самых захуда



Назад