9bc328a2     

Васильев Владимир (Ташкент) - И Тьма Не Объяла Его



ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ
"И ТЬМА НЕ ОБЪЯЛА ЕГО..."
роман-фантазия
1. УЧИТЕЛЬ
...В мозгу - монотонный шипящий шум, словно сквозняк обтачивает
щербатые щели пещеры. Монотонно-мерзко взвизгивают на поворотах деревянные
полозья вагонеток в желобах деревянных рельсов. В красных отблесках чадящих
факелов по сводам мечутся горбатые безрукие тени, тянущие за собой размытые
глыбы мрака. В каменных нишах возле факелов, укрепленных в местах
разветвлений и поворотов штолен, словно изваяния чернеют недвижимые фигуры
твердокрылов, маленькие и злобные.
"Не расслабляться!.. Не сбиваться с шага и дыхания... Опасно..."
Знобящее ожидание боли пунктиром накладывается на однозвучное шипение
безмыслия. Горбатая тень передо мной вдруг размазывается по своду и
исчезает. Вослед ей свод перерезает черная молния острого крыла
твердокрыла. Короткий вскрик боли. Мой лоб и клюв упираются в
остановившуюся вагонетку.
"Не останавливаться... Только не останавливаться!.. Одно плечо вперед
- так будет удобнее, клюв слишком слаб..."
Пульсирующее ожидание боли заглушает все, мерзко визжа, как полозья
вагонетки на бесконечном повороте, - это кошмар, который мне снится все
время: будто я тяну визжащую вагонетку по кругу. Но я не сплю.
"Только бы не упасть!.. Ну же!.. Ну!.."
Вагонетка медленно поддается под давлением плеча и головы и движение
продолжается. Мимо моего повернутого набок и прижатого к передней вагонетке
лица проплывает изваяние твердокрыла.
"Только не встретиться глазами!.. Смотреть вниз..."
По острым роговым окончаниям его крыльев пробегают кровавые
сполохи света.
"Только бы не споткнуться! Только бы не застряла вагонетка!.."
Под ногами раздается приглушенный хруст.
"Кости? Только бы не пораниться... Что-то твердое - горбы? Они
выдержат..."
Движение продолжается. Но я уже не вижу теней на потолке. Только
изредка в поле зрения попадают страшные силуэты твердокрылов. Но у меня от
напряжения темно в глазах, и я их почти не различаю на фоне стен... Мерзкий
визг полозьев...
"...Зачем нам эти горбы?.. Как удобно пригнана к ним упряжь
вагонеток... В глазах темнеет... Считать шаги... Раз... два... три...
десять... сто... тысяча..."
Перед глазами... Да нет же, мои глаза застилает черно-красная
мгла... Но я вижу призрачное мерцание. Вижу ли?..
- Учитель! - зовет оно. - Учитель!..
"Странное слово... Быть может, это смерть пришла за мной?"
И вдруг в памяти, словно росчерк крыла твердокрыла: "Учитель! Ты же
хотел умереть..."
"Не поддаваться !.. Две тысячи один... Две тысячи два... Если бы я мог
предвидеть, что за смертью последует еще одна жизнь... две тысячи три...две
тысячи четыре..."
* * *
Удушливый запах гниющего оперенья и грязной рабской плоти.
Разламывается спина. Горят незаживающие раны ступней. В неверном свете
задыхающегося факела на полу пещеры - тесно прижатые друг к другу - горбы,
горбы, горбы... Сон-стон...
"Кто мы? Откуда мы? Зачем мы?.."
Вопросы в пустоту. Никого не слышно. Даже этих, приросших ко мне
телами, грязными, теплыми, живыми...
"Живыми ли? Может быть, я здесь один такой - недобитый?.. Почему я
жажду услышать еще кого-то?! Здесь, где каждый - один на один со своей
вагонеткой, со своими горбами... Зачем нам эти горбы?.. Спать! Надо спать,
а то завтра я не смогу тянуть вагонетку, и меня, рассеченного крылом
твердокрыла, втопчут в грязь... Или... Или отправят на сбор паутины..."
Дрожь ужаса судорожно пробежала по моему телу и затухающей волной
понеслась вглубь пещеры по вжатым друг в друга телам. Я



Назад