9bc328a2     

Васильев Владимир - Родина Безразличия



sf_fantasy Владимир Васильев Родина безразличия ...Мир Большого Киева.
Совершенно невероятная смесь фэнтези и фантастики, иронии — и серьезности. Мир, где маги работают техниками, эльфы обитают в «спальных районах», гномы издавна освоили профессию шахтеров, а вервольфы — «крестные отцы» местной мафии.
Мир, в котором ведьмаки сражаются не с чудовищами, а — со взбесившейся техникой...
Мир Большого Киева...
Мир, уже знакомый вам по роману В. Васильева «Охота на дикие грузовики». Хотите побывать в нем снова?
Тогда читайте новую книгу Владимира Васильева «Ведьмак из Большого Киева»!
2002 ru ru Ego ego1978@mail.ru FB Tools, Fiction Book Designer 16.01.2006 Scan & Read — fixx — Олег EGO-E3AD-4A3E-8E10-76F87FD7C713 1.0 Ведьмак из Большого Киева ООО «Издательство ACT», ЗАО НПП «Ермак» Москва 2005 5-17-008826-4, 5-9577-0207-2 Владимир Васильев
Родина безразличия
К горлу ведьмака был приставлен пистолет.
Его держала маленькая, не мужская рука, но это дела совершенно не меняло. Маленький пальчик с тем же успехом мог нажать на спусковой крючок, что и большой. И нажал.
Коротко тюкнуло.
— Готово, — сказала Ксана и вынула из камеры пустую ампулу. Потом сунула пистолет-инъектор в чехол с косо намалеванным красным крестом, а чехол — в потрепанный рюкзачок Геральта.
Геральт встал, невольно потянувшись неискалеченной рукой к месту, где лекарство впрыснулось под кожу.
— Не трогай! — Ксана поймала его за кисть. — Занесешь какую-нибудь дрянь…
Геральт протяжно вздохнул и мягко высвободился.
— Ладно, не буду… Завари мне чаю, — велел он рабыне.
Орк Семен Береста и старый кобольд-механик по имени Сход Развалыч незаметно пристрастили ведьмака к чаю. Раньше Геральт тоже пил чай, но не так часто и не с таким удовольствием, как теперь.
«Пусть пьет, — подумала Ксана. — Для регенерации нужно много жидкости».
За последнее время девушке пришлось много узнать и запомнить. К счастью, память ее впитывала знания очень охотно.
Ксана захлопотала над тигельком и маленькой походной кастрюлькой, заменявшей и котелок, и чайник, а иногда и ковшик, из которого можно напиться. Она прекрасно помнила свое изумление, когда в одном из эльфийских парков по пути к границе Большого Киева ведьмак привел ее к колодцу и велел набрать холодной и ужасно вкусной родниковой воды.

Для Ксаны это была совершеннейшая экзотика — воду она привыкла или воровать потихоньку из заводской столовой ( минеральную воду, расфасованную в пластиковые бутылки ), или набирать в те же опустошенные более удачливыми заводчанами бутылки под ржавым краном за кочегаркой. Минеральная вода Ксане нравилась больше. Но когда хочется пить — особо не повыбираешь.
Геральт все дни похода был мрачен и угрюм. На вопросы Ксаны отвечал резко и немногословно. А часто вообще не отвечал.
Ксана сначала сердилась — заботу ее ведьмак принимал охотно, а разговаривать не хотел. А потом смирилась. Да и поняла — ведьмаку есть о чем помолчать и подумать.
Странно, но она быстро перестала считать Геральта калекой. Наверное, все оттого, что искалеченная рука неправдоподобно быстро регенерировала.

Странно было видеть, как из нормального предплечья потихоньку вырастает тоненькая и сморщенная ручонка с похожими на младенческие пальчиками. Первые дни во время обмывания, процедур и перевязок было даже неприятно. Но опять же Ксана быстро смирилась и теперь находила даже некий интерес в первом взгляде на немного отросшую руку после дневного перехода.
Да и вообще практически весь впитанный с годами ужас перед ведьмаками испарился почти без следа. Живые



Назад