9bc328a2     

Васильев Борис - Руссы 4



БОРИС ЛЬВОВИЧ ВАСИЛЬЕВ
КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ
Аннотация
Князь Святослав — четвертый роман в цикле известного писателя Бориса Васильева о правителях Древней Руси.
Сын княгини Ольги и князя Игоря вошел в историю как отважный воин, победивший хазар, успешно воевавший с Византией и присоединивший к Великому Киевскому княжеству множество земель.
Автор не ограничивается описанием подвигов Святослава, его герой — личность трагическая, испытавшая и нелюбовь матери, и предательство друзей. Мучительные раздумья о судьбе родной земли не покидали его вплоть до случайной и загадочной гибели.
Часть первая
ГЛАВА ПЕРВАЯ
1
Вряд ли еще какомулибо наследнику престола к пятилетию выпадала в подарок война. Самая настоящая. С вооруженной до зубов дружиной, с ревом боевых труб, согласным ударам мечами о щиты и великокняжеским стягом впереди.
Вся детская душа Святослава радостно пела незатейливый и торжествующий гимн:
— Я иду на вас! Я иду на вас!..
А потом впереди показались вооруженные люди, и ктото большой, которого маленькому Святославу матушка велела слушаться, произнес:
— Мечи копье, княжич!
И он метнул свое детское копьецо меж настороженных ушей собственного коня. И оно вонзилось в землю перед вооруженными врагами…
— Это знак!.. — закричал заросший волосами старик. — Это добрый знак для будущего великого воина!..
— Слава великому князю Святославу!.. — разом взревели дружинники. — Слава! Слава! Слава!..
И то, что славят именно его — и верилось, и не верилось. Ведь до этого дня Святослав долго, так долго, что и в памяти почти не осталось, жил на женской половине великокняжеского дворца. Точнее, это было левое крыло огромного помещения, где обитали женщины и дети.

Он носил девичье платьице и маленькие сапожки из оленьей кожи. Даже и не сапожки — на них он еще не имел права, а легкие туфельки, какие носили его подружки — девочки. Только более мягкие и с большими яхонтами на мысках.
Его мать, великая княгиня Ольга, сама кормила его грудью до года, а потом ее сменили сразу две кормилицы, и его окрепшее детское тело стало настолько тугим, что отталкивало пальцы нянек, когда они, играя, пытались его ущипнуть…
— Его тельце, как желудь, великая княгиня!
Потом — Святослав это помнил смутно — стал появляться большой мужчина. От него пахло кожей, лошадьми (он знал их запах, его катали на санках зимой) и чемто еще. Он не боялся этого мужчины, но испытывал какойто странный, волнующий трепет.

И смело садился на его колени. А дальше начиналась игра: его катали на колене, неожиданно подбрасывая. Сначала он вздрагивал, а потом понял, что страшиться нечего: его обязательно поймают сильные, уверенные руки.
Но лучше всего он запомнил запах. Тот самый («чтото еще»), который, став взрослым, стал излучать сам. Запах боя.

Полусмертный, несказанно азартный запах сражения, когда оглядка не вовремя или одно неудачное движение могут оказаться последними.
А потом последовал очень длинный и прекрасный праздник.
И еще ему помнился день, начавшийся с прихода другого мужчины. От него пахло лошадьми, но и только. Вошедший присел перед ним на корточки, взял за плечи, улыбнулся и сказал:
— Вот ты и притопал ножками к первому шагу. Дальше будешь шагать, а не топать. Я твой дядька Живан, так меня и зови.
Дядька приказал женщинам принести одежду. Затем наточил бритву, усадил Святослава спиной к солнцу и старательно выбрил дочиста его голову, оставив только детский кудрявый чуб. Потом сам одел его.

Штаны, сапожки, рубашку и княжеское корзно, расшитое золотой вязью. Перепо



Назад